Аромат недели: Patchouli 24 - Le Labo Красота
Новость добавлена 20/01/2008. Последнее изменение 20/01/2008 в 21:28

Два француза переехали в США, чтобы в стране свободной конкуренции найти свою оригинальную парфюмерную нишу и снискать множество поклонников. С точки зрения бизнеса – удачный ход, и стоит ожидать появления их бутиков-лабораторий Le Labo в Китае, Бразилии или России – но Эдуард Роши и Фабрис Пено ищут не денег.

 

Они жаждут возродить славу парфюмерной индустрии. Тихой сапой, без рекламного шума и гама, и даже устраивая в Boxing Day, самое прибыльное время в году - свой собственный Sell Nothing Day.

 

Le Labo известны тем, что бутик напоминает лабораторную стойку: концентрат отмеряют, смешивают со спиртом, подвергают вибрации, наливают во флаконы, тут же печатают этикетку и запаковывают в коробку - прямо перед клиентом, на его глазах. Даже имя на этикетке укажут - Ваше или любое другое. В парижском Colette, единственном европейском представителе Le Labo, их уголок между лестницей на второй этаж и окном настолько мал, что напоминает даже не лабораторию, а лавку мороженого.

 

Аромат Patchouli 24 создан, как видно из названия, всего из 24 ингредиентов. Даже удивительно, что в его создателях - не известный своим лапидарным подходом к выбору ингредиентов Жан-Клод Эллена (штатный парфюмер Дома Hermes), а Анник Менардо, женщина-парфюмер с мировым именем. Созданные ею ароматы практически всегда шли в ногу с парфюмерной модой, и потому их носили и носят миллионы: Jaipur pour Homme (Boucheron) и Boss (Hugo Boss), Lolita Lempicka и Style in Play (Lacoste), Body Kouros (Yves Saint-Laurent) и Hypnose (Lancome), и многие-многие другие. Тем необычнее было после ароматов, нацеленных на популярность, увидеть Patchouli 24, аромат, который никогда не станет отвечать всеугождающим вкусам офисного планктона.

 

После насыщения парфюмерных полок страшными клонами компотно-ягодного толка, воздушно-капельной синтетики и долгоиграющего морского ничего, очень многим хочется выделиться на этом фоне. И носить ароматы приятной неприятности. Черные или темно-коричневые, горькие и дымные. Комфортные для себя и неизвестные никому вокруг. Запахи небезопасных ночных теней и неясного мрака. Запахи черного кожаного плаща, скрывающего кольчугу или других кожаных аксессуаров.

 

Чтобы окружающие осознавали, что аромат пахнет вулканическими последствиями курка от огнестрельного оружия, сдвинутого всего на сантиметр. Порохом, грохотом выстрела и блеском ножа. Ядом кобры и трещоткой гремучей змеи. Нечищенными акульими зубами.

 

Всего четырьмя крупными мазками Анник удалось передать этот запах. Березовый деготь для кожи, стиракс и пачули для дыма, и ваниль для округления горечи - остальные 20 штрихов лишь облагораживают этот ясный образ. Они делают из средневековой кольчуги современный (или даже вневременной) согревающий аромат для русской зимы. Он словно отделяет тело от морозов. Он как портативная переносная печка.

 

В портфолио Анник Менардо уже были ароматы, которые напоминали о теплом дыме, коже и резине - например, ароматы Black (Bvlgari) и Bois d`Armenie (Guerlain), так что Patchouli 24 нельзя назвать неожиданным первенцем. Но еще никогда её ароматы не звучали как заявление и декларация независимости.

 

Возможно, что Жак Герлен или Эдмон Рудницка сочли бы его не цельным ароматом, а одной парфюмерной фразой, одним аккордом для шлейфа. Но в XXI веке, развращенном океаном озоновых и морских ароматов, этот аромат - словно дымок над водной гладью горизонта, дающий надежду на спасительный остров.

(По информации: "РБК Бизнес-Стиль" Автор: М. Фиш)

Назад
При перепечатке материалов активная ссылка на Luxury.lv обязательна.